Дайджест о блокчейне

Биткойн, молодой и дикий

 Семейство виртуальных валют во главе с биткойном — лишь одно из направлений использования технологии блокчейн. И пока эта технология не оправдывает связывавшихся с ней глобальных ожиданий
Биткойн, молодой и дикий
Биткоин пытается стать респектабельным платежным средством
Фотография: gettyimages.ru

Весной 2010 года программист Ласло Ханеш заказал две пиццы, за которые шутки ради расплатился 10 тыс. биткойнов — мало кому известной и понятной на тот момент криптовалютой. Попридержи Ласло эти деньги, сегодня он был бы обладателем кругленькой суммы — около 30 млн долларов.

Биткойн появился осенью 2008 года, когда никому не известный программист Сатоси Накамоти (раскрыть его личность до сих пор не удалось; возможно, под этим псевдонимом скрывается группа людей) опубликовал в сети короткий документ с описанием алгоритма работы квазиденежного инструмента. Спустя неполные девять лет капитализация экосистемы биткойна достигла почти 53 млрд долларов, а платежи с его помощью совершают, по оценкам, до 40 млн человек. Биткойн уже давно не одинок: семейство криптовалют насчитывает около двух сотен разновидностей.

magnifier.png Экосистема биткойна состоит из двух категорий участников: обычных пользователей и майнеров. Первые совершают транзакции, вторые их обрабатывают с помощью специального программного обеспечения

 

От технологии блокчейн, на которой работает детище Накамото, ждали, ни много ни мало, что она изменит мир. Но пока революционных прорывов в приложениях технологий, построенных на блокчейне, не наблюдается. Тем не менее поиск продолжается. Стартапы, которые в прежние времена отчаянно бились бы за внимание инвесторов, собирают миллионы долларов на так называемых ICO (Initial Coin Offering — по аналогии с традиционным IPO), проходящих в криптовалютах. По данным исследовательской компании Smith & Crown, в первой половине 2017 года блокчейн-стартапы привлекли через ICO более миллиарда долларов — в десять раз больше, чем в 2016 году.

В стихию новых цифровых спекуляций ринулись тысячи розничных «добытчиков», так называемых майнеров, в обиход которых прочно вошло модное словечко «хайп» — взамен устаревшему «буму».

 

Алгоритм вместо посредника

Византийская армия осаждает город. Генералам необходимо выработать единую стратегию действий, которая приведет к победе, даже если среди них будут предатели, намеренно искажающие информацию о численности своих отрядов и времени наступления. Это не отрывок из исторической хроники. Так формулируется «задача византийских генералов» — одна из классических в криптологии.

В общем же случае эта задача о том, как обеспечить консенсус в системе, которая состоит из различных участников, объединенных одной целью, но лишенных доверия друг к другу.

Если не пользоваться математическим инструментарием, то самым очевидным решением этой задачи будет создание единого контролирующего и проверяющего органа, который будет гарантировать участникам системы достоверность получаемой информации. В случае с византийскими генералами — некоей лояльной императору комиссии, которая будет лично объезжать все армии и согласовывать их планы. По такому пути человечество много столетий шло в экономике, где банки и платежные системы являются гарантами денежных переводов. В общественных отношениях эту функцию выполняют нотариусы, а в политике верифицируют и делают официальными итоги выборов избирательные комиссии.

 �Клоны� эфира и биткойна входят в десятку крупнейших криптовалют по капитализации

 «Клоны» эфира и биткойна входят в десятку крупнейших криптовалют по капитализации

 

Блокчейн меняет многовековую логику. Необходимость в посредниках отпадает благодаря двум ключевым принципам. Во-первых, блокчейн подразумевает особую форму хранения информации — распределенные реестры или базы данных. Информация обо всех транзакциях хранится на всех компьютерах, связанных в единую систему. Во-вторых, Сатоси Накамото в 2008 году изобрел еще и новый способ социального консенсуса, позволяющего подтверждать истинность всех транзакций без участия третьей стороны.

Проще всего продемонстрировать это, вкратце объяснив суть работы блокчейна на примере транзакций в биткойнах. Экосистема биткойна состоит из двух категорий участников: обычных пользователей и майнеров. Первые совершают транзакции, вторые их обрабатывают с помощью специального программного обеспечения. Каждая транзакция происходит в виртуальной реальности и представляет собой всего лишь сообщение о том, что некий пользователь A переводит пользователю B сумму в X биткойнов.

Как только транзакция появляется, она становится видна майнерам. Ни одна из транзакций не будет считаться завершенной, пока ее не включат в так называемый блок — именно этим и занимаются майнеры. Каждый блок содержит информацию о тысячах обрабатываемых транзакций. Чтобы он считался сформированным, майнер должен вычислить хеш-функцию — цифро-буквенную строку, в которую преобразован входящий массив данных.

Главная особенность хеш-функции — она содержит информацию о предыдущем блоке, а значит — обо всех транзакциях, совершенных с момента возникновения биткойна. А если изменить хотя бы бит информации в предыдущей цепочке, до неузнаваемости изменится и хеш-функция. Таким образом, вся распределенная база данных в блокчейне — цепочка из блоков, каждый из которых ссылается на предыдущий.

pencil-striped-symbol-for-interface-edit-buttons.pngКриптовалюта — собирательное название виртуальных валют, построенных на блокчейне. За криптографию отвечает особый принцип шифрования информации о транзакциях, защищающий их от мошеннических действий.

 

То, что вся история операций с биткойнами записывается и сохраняется, дает гарантию, что пользователь не переведет кому-то биткойны, которых у него нет. Блокчейн помогает избегать и так называемого двойного расходования — ситуации, когда человек дважды пытается потратить одну и ту же сумму. Залогом этого является наличие в системе большого числа пользователей и экономическая мотивация майнеров.

Что заставляет майнеров тратить время и существенные финансовые ресурсы в стремлении первыми вычислить необходимую хеш-функцию? Их мотивация довольно проста. Как только блок занимает свое место в цепи, сформировавший его майнер получает некую сумму биткойнов — так происходит их эмиссия. Майнеры также забирают комиссии с каждой транзакции. По правилам, придуманным Накамото, размер вознаграждения майнеров постоянно сокращается: на 50% каждые 210 тыс. блоков. В 2008 году сформированный блок приносил 50 новых биткойнов, на сегодняшний день сформировано более 477 тыс. блоков, и вознаграждение за каждый новый упало до 12,5 биткойна. Следующее «уполовинивание», до 6,25 биткойна, ожидается в 2020 году. А к 2140 году, как считается, размер вознаграждения будет настолько мал, что эмиссия фактически остановится и объем биткойнов не превысит 21 млн. Сейчас в обращении находится более 16 млн биткойнов.

В экосистемах ряда других криптовалют, в частности эфира, второй по популярности (его капитализация на начало августа 2017 г. составляет свыше 24 млрд долларов против порядка 53 млрд у биткойна, подробнее см. ниже), установлено фиксированное вознаграждение майнеров и, соответственно, эмиссия их не ограничена.

Майнинг уже давно превратился в полноценный бизнес. Согласно исследованию Кембриджского университета (Global Cryptocurrency Benchmarking Study), с момента появления биткойна майнеры заработали более 2 млрд долларов за счет майнинга и 14 млрд долларов на комиссиях с транзакций.

magnifier.png Самое популярное устройство для майнинга биткойна — ASIC-чипы. Сегодня их массово производят в Китае и США. Они созданы исключительно для вычисления хеш-функций и пришли на смену видеокартам, мощные процессоры которых раньше справлялись с майнингом эффективнее всего

 

Неплохую прибавку спроса почувствовали и производители оборудования для майнинга. Ушли в прошлое времена, когда майнить биткойн можно было на домашних компьютерах, сейчас этот процесс осуществляется на так называемых фермах: в огромных ангарах, заполненных процессорами. Дело в том, что создание каждого блока — крайне сложный процесс. Майнер в своих вычислениях должен учитывать определенные правила. Например, сегодня каждая хеш-функция должна начинаться c 18 нулей. Чтобы получить такое значение, нужна либо большая удача, либо перебор в среднем порядка триллиона значений — в итоге для майнинга требуются внушительные вложения в оборудование. Сегодня совокупная вычислительная мощность биткойна почти в 800 раз выше, чем у самого быстрого суперкомпьютера.

Самое популярное устройство для майнинга биткойна — ASIC-чипы. Сегодня их массово производят в Китае и США. Они созданы исключительно для вычисления хеш-функций и пришли на смену видеокартам, мощные процессоры которых раньше справлялись с майнингом эффективнее всего. Мощность самой быстрой на сегодняшний день видеокарты NVIDIA GeForce GTX 1080 Ti составляет около 332 гигафлопс, чип ACIS, находящийся в той же ценовой категории (60–70 тыс. рублей), дает 163 петафлопс — в 500 тыс. раз больше.

Высокие требования к мощности привели к тому, что рынок биткойна оказался поделен между крупнейшими пулами, в которые объединены майнерские мощности, около 70% которых базируется в Китае.

Основная бизнес-модель майнинга проста: вложиться в оборудование и по мере добычи новых единиц виртуальной валюты обменивать ее на фиатные (традиционные кредитные) деньги. Делать это можно на многочисленных криптовалютных биржах и интернет-обменниках.

 

Гражданские войны

В 2013 году большой толчок к развитию технологии блокчейн дал молодой канадский программист русского происхождения Виталик Бутерин. Он понял, что помимо транзакций в блокчейн можно записывать информацию абсолютно о любых событиях. Кроме того, в системе можно сделать надстройку в виде программного обеспечения, позволяющего создавать приложения, которые работают по принципу так называемых умных контрактов — автономных программ, которые запускаются в случае реализации тех или иных условий.

pencil-striped-symbol-for-interface-edit-buttons.pngБлокчейн (англ. blockchain; block — блок, chain — цепочка) — технология записи и хранения информации, когда данные записываются в непрерывную цепочку из блоков. Основана также на принципе распределенных реестров — информация копируется и хранится не на централизованном сервере, а на всех компьютерах, входящих в систему блокчейна.

 

Так появился Ethereum — новый вид блокчейна, который Бутерин создал вместе с группой единомышленников. Как и у разработки Накамото, у Бутерина была собственная валюта — эфир. В конце 2015 года Ethereum провел ICO, на котором продал эфира на 18,5 млн долларов.

Одними из первых решились протестировать «умные контракты» немецкие разработчики из проекта Slock.it. Идея их проекта заключалась в создании умных замков. Такие замки предлагалось ставить на любое имущество, сдаваемое в аренду: от велосипеда или автомобиля до квартиры. Владелец замка назначал стоимость аренды, арендатор оплачивал ее эфиром, после чего замок открывался — и закрывался, когда срок аренды подходил к концу.

Скрещиванием блокчейна и интернета вещей создатели Slock.it не ограничились и инициировали создание первой в мире децентрализованной автономной организации The DAO, тоже на базе Ethereum. Команда Slock.it позиционировала The DAO как венчурный фонд нового поколения, закрытую организацию, управляемую ее инвесторами — владельцами токенов DAO. Продажа токенов стартовала 30 апреля 2016 года, более 11 тыс. человек за четыре недели вложили в The DAO эфира в эквиваленте 150 млн долларов. А затем случилась пренеприятнейшая вещь.

В правилах The DAO была заложена возможность создания дочерней организации (так называемый сплит), сопровождавшаяся наградой в виде эфира. Именно так 17 июня 2016 года и поступил один из пользователей — правда, одним сплитом он не ограничился, запустив рекурсивное создание дочерних организаций. В итоге за несколько часов он вывел из экосистемы DAO около 3,6 млн эфира (эквивалент 43,9 млн долларов). По иронии судьбы о существовании подобной лазейки в The DAO сообщество предупреждали незадолго до инцидента, но команда Slock.it решила не вводить мораторий на транзакции, понадеявшись решить проблему в текущем режиме.

Отсутствие ориентиров �справедливой� стоимости биткойна определяет высокую волатильность его курса и периодические фазы спекулятивного роста
Отсутствие ориентиров «справедливой» стоимости биткойна определяет высокую волатильность его курса и периодические фазы спекулятивного роста

 

Курс эфира рухнул за несколько дней с 22 до 12 долларов. От полного краха систему спасло другое заложенное в ней правило: окончательно вывести эфиры можно было не раньше чем через 27 дней — срок формирования дочерней организации The DAO. Затем события приняли еще более драматический оборот. В происходящее вмешались разработчики Ethereum во главе с Бутериным.

Чтобы вернуть инвесторам их деньги, они приняли решение провести так называемый хардфорк — откатить всю систему до блока, предшествовавшего рекурсивному сплиту, вернуть пользователям вложенный эфир и продолжить все заново. О существовании The DAO в этом случае пришлось бы позабыть. Так и было сделано, в итоге блокчейн Ethereum разделился на две цепи: в одной вывод эфира произошел, в другой — нет. Предполагалась, что первая цепь со временем отвалится, поскольку майнерам будет невыгодно работать сразу над двумя.

Но проблема вышла на этический уровень: нашлась группа энтузиастов, которая посчитала, что неизменность блокчейна гораздо важнее возмещения потерь в The DAO. В итоге на сегодняшний день существуют две параллельные вселенные: Ethereum Classic, откуда деньги выведены, и Ethereum, переживший хардфорк. Соответственно и эфир существует в двух ипостасях: при этом классический эфир (ETC) стоит порядка 17 долларов, переписанный (ETH) — 200 долларов. Весной 2017 года Ethereum Classic решил реформировать свою монетарную политику и приблизиться к биткойну — не в последнюю очередь ради повышения стоимости эфира. Был введен лимит эмиссии — не более 230 млн эфира, было также объявлено о снижении награды для майнеров — на 20% после каждых 5 млн блоков.

Что касается Ethereum, то хардфорки со временем стали для него привычным делом и проводились не раз: для совершенствования кода или устранения последствий DDoS атак. В конце июля Ethereum вновь пострадал от хакерской атаки — и вновь из-за несовершенства умных контрактов. Злоумышленники вывели эфира на 32 млн долларов из кошелька компании Parity, которым пользовались несколько компаний, работающих на Ethereum. Пострадали три клиента Parity. От более масштабных потерь систему спасла другая группа хакеров, которые также получили контроль над кошельком Parity и перевели средства с других учетных записей в безопасное место. В этот раз команда Бутерина не пошла на хардфорк.

 

Биткойн клонировался

Гонка вооружений в виде бесконечного наращивания мощностей дошла до уровня, когда майнинг перестает быть экономически выгодным. Текущий максимальный размер одного блока в 1 MB, позволяет майнерам обрабатывать не более семи транзакций в секунду. Для сравнения: у платежных систем Visa и MasterCard этот показатель достигает примерно двух тысяч, при том что затраты можностей в несколько раз меньше. Можно, конечно, повышать комиссии для майнеров с каждой транзакции, но это способно погубить экономику биткойна. Поэтому решение предлагается искать в технической плоскости, увеличивая число транзакций в одном блоке.

pencil-striped-symbol-for-interface-edit-buttons.pngБиткойн (англ. bitcoin; bit — бит, coin — монета) — первая и самая популярная криптовалюта, созданная в 2008 году программистом (или группой программистов), скрывающимся под псевдонимом Сатоси Накамото.

 

Сейчас есть два противоборствующих лагеря. Один из них (Bitcoin Core) предлагает последовательно активировать ряд обновлений (первое — Segregated Witness, SegWit), позволяющих сократить объем «побочной» информации, обрабатываемой участниками сети, и освобождающих место непосредственно для транзакций.

Второй лагерь (Bitcoin Unlimited) предлагает сразу увеличивать размер блока до 2 MB и выше. К этому лагерю принадлежат в том числе китайские майнеры, контролирующие до 70% всех вычислительных мощностей биткойна.

Компромиссы между лагерями оказались недолговечными, и 1 августа у биткойна появился клон: в ветви Bitcoin Cash размер блока увеличен до 8 MB. Старые транзакции и старая цепь останутся общими для двух версий биткойна, новые будут у каждой разными. Одной из первых торги клоном биткойна начала китайская биржа ViaBTC.

Неудивительно, что на фоне размывания базовых принципов эмиссии ведущих криптовалют их курсы ведут себя крайне волатильно. Обвальное падение котировок почти всех валют произошло на второй неделе июня и продолжалось около месяца, с середины июля падение сменилось стабилизацией и новым ростом в начале августа. «Возникшие в этом году проблемы у криптовалюты эфир создали некоторый кризис доверия к криптовалютам в целом, — объясняет Роман Ткачук, старший аналитик форекс-компании “Альпари”. — Корреляция между ними, пусть и не прямая, существует, падение эфира утянуло за собой вниз котировки других криптовалют».

Среди причин падения эфира Ткачук называет, например, сообщение о смерти Виталика Бутерина, появившееся в конце июня (создатель Ethereum опроверг его, выложив свою фотографию с номером последнего блока). Были и другие причины. В июне повышенный спрос на ICO Status (сингапурский стартап, разрабатывающий мобильную ОС для iOS и Android) привел к большому количеству транзакций по эфиру. Система не выдержала, переводы перестали обрабатываться. Ряд бирж вынужденно приостановили торги по Ethereum. Фактически инвесторы, поддавшись ажиотажу, совершили идеальную DDoS-атаку. Проблемы биткойна и Ethereum показывают незрелость умных контрактов и фундаментальные пороки, заложенные в алгоритмы биткойна. Нельзя не упомянуть и главную особенность криптовалют, из-за которой на них косо смотрят правительства по всему миру. Анонимность транзакций делает их идеальным инструментом для торговли наркотиками и оружием, вывода и отмывания денег. Именно на биткойне работали крупнейшие торговые площадки теневого интернета, две из которых недавно удалось закрыть усилиями международной команды правоохранителей («Стимул» писал об этом в статье «Прорыв в темной паутине»).

pencil-striped-symbol-for-interface-edit-buttons.pngФиатные деньги — валюта, объявленная государством в качестве официального средства платежа и обеспеченная исключительно доверием к этому государству. Как правило, этим термином обозначают все традиционные валюты.

 

 

Новый мир на бренной земле

Когда мир обратил внимание на блокчейн, этой перспективной технологии предрекали большое будущее, прогнозируя, что на ней будут строиться практически все процессы в экономике и обществе. Большинство идей, в том числе об активном использовании умных контрактов, до сих пор находится на стадии футурологических фантазий. Но появление десятков блокчейн-проектов позволяет увидеть общую картину рынка и нащупать направления применения блокчейна.

Первая большая группа приложений блокчейна объединяет проекты, инициаторами которых выступают традиционные компании. Мотив здесь прозрачен и банален: применение блокчейна позволяет существенно оптимизировать бизнес-процессы. Экономический эффект в таких проектах проявляется в сокращении времени совершения операций и снижении затрат на персонал.

Можно найти немало примеров такого внедрения блокчейна, в том числе в России. Национальный расчетный депозитарий использует технологию в процедуре электронного голосования держателей ценных бумаг. В компании «33 слона» блокчейн используется для документооборота между участниками сделок купли-продажи недвижимости. Агрегатор предложений от страховых компаний Prosto.Insure записывает в блокчейн данные о проданных страховках для путешественников. Альфа-банк и компания S7 c помощью Ethereum продают авиабилеты, сократив время проведения транзакции с 14 дней до 23 секунд. С начала 2017 года Сбербанк и «М. Видео» используют блокчейн в факторинговых операциях: если раньше обмен информацией в рамках каждой сделки осуществлялся через письма и телефонные звонки и занимал до трех дней, то теперь он сократился до нескольких часов.

C середины июня по середину июля 2017 г. курс эфира рухнул на 60%, но затем начал восстанавливать свои позиции
C середины июня по середину июля 2017 г. курс эфира рухнул на 60%, но затем начал восстанавливать свои позиции

 

Вторая группа приложений более экзотическая и, если так можно выразиться, разномастная. Сюда прежде всего стоит отнести стартапы, пытающиеся построить с помощью блокчейна так называемую распределенную экономику. Основу здесь составляют блокчейн-платформы. Это Ethereum и еще целый ряд проектов: Tezos, Stratis или российская площадка Waves. Платформы создают экосистему, у них своя собственная версия блокчейна, которую могут использовать другие стартапы. «Сегодня многие проекты встраиваются в уже существующую экосистему, у них нет необходимости создавать собственную криптовалюту и заниматься майнингом, наращивать вычислительные мощности», — рассказывает Александр Иванов, основатель и гендиректор блокчейн-платформы Waves.

Сферы применения распределенной экономики ограничены только фантазией основателей стартапов. Например, израильский стартап La`Zooz позиционирует себя как альтернатива службам онлайн-такси, таким как Uber. Оплата услуг водителей осуществляется с помощью токенов (виртуальных жетонов) Zooz. Токены также начисляются водителям — фактически передвижение по дорогом со скоростью не менее 20 километров в час выступает для La`Zooz своеобразной формой майнинга.

Второй проект — австралийский Chronobank, который пытается обеспечить людям возможность напрямую торговать своей рабочей силой. Здесь токены привязываются к средней почасовой заработной плате в различных регионах. Стартап планирует работать с рекрутинговыми службами, которые при подписании договора должны выкупить токены Chronobank на определенную сумму, но не за деньги, а в счет будущего обязательства компенсировать эти токены человеко-часами. Погашение происходит, когда владелец токена, купивший его на вторичном рынке, обращается в Chronobank с просьбой подыскать ему работника для выполнения того или иного задания. Подобная бизнес модель, когда человек напрямую продает свою рабочую силу, уже реализована в ряде интернет-проектов, например в YouDo.

magnifier.png Применение блокчейна позволяет существенно оптимизировать бизнес-процессы. Экономический эффект в таких проектах проявляется в сокращении времени совершения операций и снижении затрат на персонал

 

Продолжаются и активные разработки на стыке умных контрактов и интернета вещей, подобные описанному выше проекту Slock.it. Уже сейчас существуют так называемые умные дома, в которых техника работает в замкнутой системе. Российский проект Machinomy пытается создать максимально открытую платформу, к которой подключались бы устройства по всему миру. Блокчейн, помимо того что позволяет участникам системы (людям или устройствам) взаимодействовать напрямую, обмениваясь информацией, дает возможность более гибкого ценообразования. В проекте Slock.it деньги платились за время аренды, разработчики из Machinomy мечтают применить этот принцип в электроэнергетике и позволить людям платить лампочке за время работы, а не генерирующей компании по среднему тарифу.

Наконец, третий подвид второго класса приложений — это месседжеры и игры. К последним можно отнести Etheroll — проект игры в кости на блокчейне, ICO которого состоялось в феврале 2017 года. Недавно стартовал проект Beyond the Void — ролевая онлайн-игра, в которой блокчейн используется для закрепления прав игроков на те или иные электронные активы (например, оружие и доспехи). Примечательно, что погружение Виталика Бутерина в мир блокчейна началось именно благодаря онлайн-игре World of Warcraft, в которой оружие можно покупать за биткойны.

 

Регуляторы взялись за крипторынок

Было бы неверно говорить о неоспоримых преимуществах блокчейна в отрыве от угроз, которые несет эта технология.

Сами по себе спекуляции криптовалютами пока не несут в себе системного риска для глобальной финансовой системы — масштабы не те. «У крипторынка пока достаточно небольшой оборот: за последний месяц 950 торгуемых токенов и криптовалют имели оборот 110 миллиардов долларов — примерно таков месячный оборот акций одной крупной технологической корпорации, (например, у Apple — 90 миллиардов долларов, у Facebook — 60 миллиардов долларов), — объясняет президент венчурной компании Agranovsky IT Investments & Consulting Антон Аграновский. — В масштабах мирового финансового рынка это пока незаметный объем. Соответственно, никаких негативных инцидентов на уровне глобальной экономики пока быть не может, а вот для отдельных инвесторов по всему миру инциденты имеют место, поскольку ни одна торгуемая цифровая валюта ничем не подкреплена и ее котировки могут двигаться стремительно».

pencil-striped-symbol-for-interface-edit-buttons.pngХардфорк (англ. hardfork; hard — жесткий, fork — вилка) — изменение правил функционирования криптовалют, необратимое разветвление в цепочке блокчейна, впервые использованное проектом Ethereum для ликвидации хакерского вывода денег и отката системы к моменту, предшествовавшему атаке. В случае хардфорка правила, по которым функционирует новая цепочка, кардинально отличаются от предыдущих. При софтфорке (англ. softfork; soft — мягкий, fork — вилка) участники сети, не обновившие программное обеспечение, могут работать с обеими цепочками. Форком также принято называть клон существующей криптовалюты.

 

А вот проблемы с обменом криптовалют на фиатные деньги вполне возможны. Вот, к примеру, как происходит покупка биткойнов в популярном интернет-обменнике Localbitcoins. Пользователь выбирает продавца биткойнов, отправляет ему запрос на необходимую сумму, которая депонируется на его счете. Затем он переводит продавцу деньги (например, через банк или платежную систему). Только после подтверждения продавцом успешности транзакции биткойны отражаются на счете покупателя. Конечно, сам сайт выполняет функцию арбитра в случае споров, но этот пример иллюстрирует, что движение фиатных денег и криптовалюты до сих пор как следует не синхронизировано.

Существуют, разумеется, криптовалютные биржи, работающие под надзором местных регуляторов. На них приходится подавляющее большинство сделок купле-продажи криптовалюты. В мае 2017 года на буме ICO суточный объем торгов доходил до 4,3 млрд долларов.

Подобные институты слишком молоды, и их существование зачастую становится проблемой для рынка. Например, в 2014 году произошло громкое банкротство японской площадки MtGox, открывшейся еще в 2010-м. Этим банкротством и наложившейся на него новостью о том, что в Китае могут запретить биткойн, сопровождалось первое крупное падение биткойна: 30 ноября 2013 года он достиг своего исторического на тот момент пика в 1120 долларов, затем рухнул, подешевев к апрелю 2014-го до 430 долларов. В конце июня 2017 года в Греции был задержан гражданин России Александр Винник по подозрению в отмывании более 4 млрд долларов через криптовалюты. Его считают одним из администраторов популярной среди россиян биржи BTC-e. Как результат, сайт биржи стал недоступен. А самая тревожная новость для блокчейн-сообществ поступила в этом году из Китая. Народный банк КНР в начале года запретил местным биржам BTCC, Huobi and OKCoin вывод криптоденег, сославшись на нарушение ими закона об отмывании денег.

pencil-striped-symbol-for-interface-edit-buttons.pngКриптоанархизм — движение, предполагающее использование криптографии (шифрования информации) для создания виртуальных обществ, каждый участник которых абсолютно анонимен и защищен от слежения. Наиболее наглядное проявление криптоанархизма — торговля наркотиками и оружием через криптовалюты. В более «продвинутой» форме предполагает перевод социальных отношений на блокчейн-приложения и ликвидацию института государства.

 

Теперь китайский ЦБ разрабатывает собственные правила регулирования крипторынка, которые, как ожидается, будут требовать от бирж раскрытия данных о клиентах. Так что китайский пример выявляет третью группу рисков — политическую. Многие государства пытаются контролировать оборот криптовалют. Например, Япония пошла по пути, аналогичному китайскому, наделив 1 апреля 2017 года биткойн и эфир статусом платежных средств. Рынок отреагировал на это соответствующим образом: к концу мая биткойн вырос с 1000 до 2300 долларов, притом что за весь 2016 год он подорожал с 450 до 960 долларов. Еще одной японской новацией стало освобождение операций в криптовалютах от восьмипроцентного налога на потребление. Правда, полноценными деньгами криптовалюты не стали — их приравняли к цифровым активам, разрешив совершать с их помощью взаиморасчеты и оплачивать товары и услуги.

Одновременно японцы ужесточили требования к криптовалютным площадкам. Российский бизнес-омбудсмен Борис Титов в письме Банку России призывал перенять японский опыт, одной из составляющих которого он назвал государственную регистрацию операторов обмена и выставленное к ним требование проверять все транзакции и клиентские данные.

Аналогичные новости приходят из США. Комиссия по биржам и ценным бумагам США (SEC) в конце июля заявила, что не будет делать отличий между ICO и IPO. Отныне компании, привлекающие средства на блокчейн-платформах, должны будут регистрировать сделки. Аналогичное правило действует для криптобирж. В противном случае им грозит наказание по закону.

Формат взаимодействия, который в отношении криптовалют выбрали США и Китай, кажется потенциальным источником проблем. Возможно, он ударит по буму ICO: с одной стороны, энтузиазм стартаперов натолкнется на сложные бюрократические процедуры, с другой — с рынка могут уйти проекты, изначально нацеленные не на привлечение инвестиций, а на мошеннический сбор средств на фоне хайпа.

Есть и более неприятный сценарий развития событий. Одно из ключевых преимуществ криптовалют — анонимность владельцев и транзакций с их использованием, и едва ли криптотрейдеры с радостью воспримут желание правительств контролировать их деятельность. И не исключено, что мир блокчейна окажется на пороге войны государств с так называемыми криптоанархистами, в результате которой может расцвести серый рынок обмена виртуальных валют на фиатные деньги.

https://stimul.online/articles/science-and-technology/kriptovalyuty-priglashenie-v-belle-epoque-ili-izderzhki-tsifrovoy-ekonomiki/

Запуск протокола биткоина привел к появлению новой криптовалюты

Новый протокол работы биткоина — Segwit2x — привел к появлению новой криптовалюты — bitcoin-cash. Новый цифровой актив торгуется на бирже под другим тикером — BCC или BCH









Фото: Stephen Lam / Reuters





Разработчики криптовалюты 1 августа запустили новый протокол работы биткоина Segwit2x, сообщает CoinDesk. Ожидается, что новый протокол поможет увеличить работоспособность сети и скорость проведения транзакций.



Reuters ранее пояснял, что в среде майнеров (тех, кто занимается «добычей биткоинов» — РБК.) не все поддерживают введение нового протокола. Майнеры из Китая намерены инициировать разделение блокчейна всех транзакций в биткоинах на два потенциальных пути — обычный биткойн, и так называемый bitcoin cash, отмечало агентство.



«Вилка», которая фактически означает выделение новой криптовалюты — bitcoin cash — из «обычного блокчейна», образовалась после запуска нового протокола, сообщил Business Insider. Однако CoinDesk предупреждает, что до того, как пользователи смогут фактически совершить транзакции на бирже с использованием нового протокола, должно пройти время.



Сама распределенная база данных (блокчейн), в которой происходит создание биткоинов, фактически распался на две цепи. На одной базе данных по-прежнему майнится биткоин, на другой — новый цифровой актив, который обладает общей историей с биткоином, но торгуется под другим тикером — BCC или BCH. Обычный биткоин торгуется под тикером BTC.





 

На момент разделения часть площадок заморозили транзакции, чтобы дождаться результатов введения нового протокола, уточняет Business Insider. Как ранее сообщал портал Forklog, не все биржи планируют работать с новой криптовалютой. Среди тех, кто признают только один «обычный» биткоин, — биржи Bisq, Bitstamp, Gemini, GDAX и itBit. Кроме того, отказалась от работы с новой криптовалютой биржа Coinbase.



Работать с Bitcoin Cash готовы Bihumb, Bittrex, Korbit, Kraken, Livecoin, Okex и ViaBTC.



Стоимость биткоина на момент публикации заметки составляла $2,747.



http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5980a61b9a7947556f55f82a

Биткоин на распутье: к чему приведет разделение криптовалюты

Сама дорогая в мире криптовалюта биткоин, капитализация которой превышает $44 млрд, впервые с момента своего появления в 2008 году разделилась. Но этот процесс не пошатнет ее позиций, считают эксперты









Фото: Mark Lennihan / AP






Что такое биткоин?



Биткоин, самая популярная в мире криптовалюта, — это электронное платежное средство, которое было разработано человеком или группой людей под псевдонимом Сатоси Накамото. В 2008 году под авторством Накамото была опубликована статья «Bitcoin: A Peer-to-Peer Electronic Cash System», в которой описывалась полностью децентрализованная система электронной наличности. В мае 2016 года о своих претензиях «на авторство биткоина» заявил австралиец Крейг Райт.



Чтобы стать обладателем биткоина, пользователь должен завести себе электронный кошелек. Пользователь может как приобрести эту валюту, так и получить ее в процессе майнинга — то есть предоставления своих вычислительных ресурсов для выполнения математической задачи по проверке и осуществлению биткоин-транзакции. Этот процесс лежит в основе технологии блокчейн, которая позволяет создать децентрализованную систему, где каждая следующая транзакция зависит от предыдущей. Это сделано для того, чтобы информацию о какой-либо транзакции нельзя было удалить или изменить — в случае таких действий разрушится вся цепь.



Децентрализация дает пользователям возможность осуществлять операции напрямую, без посредников в виде платежных систем. Среди преимуществ платежей с помощью биткоина называют публичность транзакций и их одновременную анонимность (все пользователи будут видеть, с какого адреса и на какой перечислено какое количество биткоинов, но сам адрес невозможно связать с определенным человеком без его на то желания).



Расплачиваться биткоинами можно как в онлайн-магазинах, так и в офлайне. «Существует множество бирж, где можно обменять биткоины на другие криптовалюты или национальные валюты, что позволит использовать их для оплаты. Есть стартапы, которые позволяют привязать биткоин к карте Visa или Mastercard и обналичивать криптовалюту прямо в банкомате. Ряд торговых площадок начал принимать криптовалюту в качестве оплаты, в России это, например, LavkaLavka», — рассказал основатель проекта для инвестиций в криптоактивы Zogras.com Эдуард Маас?. Биткоины можно обналичить через электронные кошельки (в России «Яндекс.Деньги», Qiwi) или специальные обменные площадки (HotExchange, Payforia и др.). Курс обмена будет различаться в зависимости от площадки.



Рыночная капитализация биткоина на 19:30 мск 1 августа превышала $44,4 млрд.



Однако у этой криптовалюты были недостатки, среди которых сравнительно высокая комиссия за транзакцию (комиссия майнерам за работу) и низкая скорость проведения платежа, которые сообщество биткоина рассчитывало устранить выпуском нового протокола SegWit2x.



 

 







Фото: Lucy Nicholson / Reuters

 




Что произошло 1 августа?



Чтобы установить новый протокол SegWit2x, необходимо было обновить программное обеспечение, которое используется майнерами и владельцами биткоинов. После этого размер блока биткоина (запись о прошедшей транзакции) должен был бы увеличиться с 1 Мб до 2 Мб. Обновление было анонсировано несколько недель назад, однако большая часть пользователей заявила, что не намерена его устанавливать, что могло привести к разделению цепочки транзакций биткоина на две ветви. Технически процесс начался 1 августа в 15:20 мск. Новая ветвь получила название bitcoin cash и, по сути, стала еще одной криптовалютой. Размер блока bitcoin cash больше, чем ожидалось — 8 Мб.



Разделение может позволить заработать всем владельцам биткоинов. «У них автоматически появилось еще столько же монет bitcoin cash сколько было биткоинов на момент разделения (на середину дня 1 августа). Серьезность этой криптовалюты будет определяться тем, кто их будет принимать к оплате и обмену и по какой цене», — отметил технический директор биржи Safello, член совета директоров Blockchain.Community Алексей ?Брагин. Он считает, что у bitcoin cash будет немного последователей, поскольку ранее большинство представителей западного бизнеса договорилось о поддержке основной ветки биткоина. Таким образом, провести транзакцию с новой криптовалютой смогут не все, также не исключен вариант ее полного исключения из возможных расчетов. По мнению Эдуарда Мааса, может быть некоторая «просадка» в цене биткоина, но она будет временной. «До сих пор рост стоимости этой валюты во многом сдерживался ожиданиями разделения», — отметил он. На 19:30 мск стоимость bitcoin cash составляла $310, но продолжила расти, тогда как стоимость биткоина — $2,7 тыс. Однако Маас отметил, что звучали прогнозы, что Bitcoin Cash может стать четвертой по капитализации криптовалютой.?




Какие еще существуют криптовалюты?



Всего сейчас существует более 1 тыс. видов криптовалют. Вторая по объему рыночной капитализации с показателем в $20,4 млрд криптовалюта — Ether, или «эфир», как ее часто называют по-русски. Эта криптовалюта была создана как способ краудфандингового финансирования проекта Ethereum канадского программиста российского происхождения Виталия Бутерина. Ethereum задумывался как открытая платформа со встроенным языком программирования, основная идея которой состоит в том, чтобы любой программист может создавать приложения на базе технологии блокчейн. На момент выпуска в 2015 году «эфир» стоил $2,9; сегодня он оценивается в более чем $218.



На третьем месте по рыночной капитализации — криптовалюта родом из Сан-Франциско Ripple ($6,5 млрд). В январе—июле 2017 года она показала рост капитализации около 3000%, и этот показатель в конце июля превышал $7,6 млрд.



По мнению Алексея Брагина, на другие криптовалюты разделение биткоина влияния не окажет. С этим согласен и Степан Гершуни. «Криптовалюта — это программный код. В теории кто угодно может создать новую валюту, имея необходимую инструкцию. Однако валюта — это про доверие. Очень сложно заставить людей поверить, что твоя валюта имеет стоимость и ей можно доверять», — рассуждает он.



 

 







Фото: Jim Urquhart / Reuters

 




На что повлияет это событие?



Партнер фонда bits.capital Степан Гершуни считает, что реформа 1 августа создаст прецедент для рынка биткоинов. До сих пор разделение происходило в других криптовалютах, тогда как в биткоине оно случится впервые. «Прецедент может положить начало целой волне подобных примеров, — считает Гершуни. В переходный период владельцы биткоинов смогут получить дополнительный заработок за счет новых монет bitcoin cash, напоминает Гершуни. Однако он уверен, что в долгосрочной перспективе ни на курс биткоина, ни на уровень доверия к этой валюте разделение в принципе влияния не окажет. «Наоборот, доверие инвесторов может вырасти, поскольку система докажет свою стабильность», — сказал Гершуни.


www.rbc.ru/technology_and_media/01/08/2017/59806a1c9a794728c0fbfe20

Петербургский суд запретил распространять информацию о биткойнах

 Октябрьский суд Петербурга заблокировал сорок виртуальных обменников валюты и запретил распространять информацию о биткойнах, которые не имеют в России нелегального статуса. Решение об этом опубликовано на днях в системе ГАС «Правосудие».

Как следует из судебного акта, иск о закрытии сорока сайтов-обменников подала прокуратура Петербурга. Она попросила признать информацию о биткойнах запрещенной к распространению в Интернете на территории России.
По мнению надзора, виртуальное средство платежа и накопления «биткойн», являющееся криптовалютой, не обеспечено реальной стоимостью, используется анонимно, не требует ведения специальной отчетной документации и не подлежит государственному контролю, а процесс выпуска и обращения биткойнов полностью децентрализован.

Суд сделал вывод, что введение в России другой валюты, кроме рубля, запрещено, криптовалюты являются денежными суррогатами, способствуют росту теневой экономики и не могут быть использованы гражданами и юрлицами на территории России.

«Свободное распространение информации обуславливает активное использование криптовалюты в торговле наркотиками, оружием, поддельными документами и иной преступной деятельности, – заключил суд. – Возможность бесконтрольного перевода денежных средств и их последующего обналичивания служат предпосылками высокого риска потенциального вовлечения криптовалюты в схемы, направленные на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, финансирование терроризма».

Суд удовлетворил иск прокуратуры и признал информацию, распространяемую на сайтах, запрещенной к распространению.

Решение вступило в силу. Перечисленные в нем сайты работают и предоставляют услугу по электронному обмену денежных средств.

http://www.fontanka.ru/2017/07/26/119/

Энергетический блокчейн стартап Conjoule привлекает €4,5 млн. в серии A

 

Японский энергетический конгломерат TEPCO вложил средства в блокчейн стартап Conjoule стоимостью €4,5 млн.

Стартап, основанный в Германии и ориентированный на развитие энергетических p2p торговых решений с использованием технологии блокчейн, получил финансирование также и от инновационного центра Innogy, который инкубировал проект с момента его создания. В официальном заявлении фирмы говорится, что TEPCO внёс €3 млн. из объявленной суммы.

Сегодняшнее закрытие раунда – заметное блокчейн событие для TEPCO, который был среди группы энергетических компаний, принимавших участие в технологической инициативе в мае. В прошлом году значительное количество энергетических компаний перешло к тестированию/внедрению блокчейна, исследуя технологию и стремясь к развитию более децентрализованных инструментов для торговли энергией.

Шин-Ичиро Кенгаки, исполнительный директор и глава отдела инновационных инвестиций TEPCO, сказал в своём заявлении:

«Технология блокчейн должна переопределить многие вещи в энергетической системе. Мы надеемся на партнёрство с Conjoule и инновационным центром Innogy, чтобы получить практический опыт и стимулировать трансформацию энергетической отрасли».

Команда Conjoule собирается использовать новые фонды для расширения своей технической команды, а также будет продвигать свою платформу в коммерческом масштабе. Стартап заявил, что с начала года он уже запустил свои пилотные проекты «на отдельных рынках Европы».

https://coinspot.io/technology/energeticheskij-blokchejn-startap-conjoule-privlekaet-e45-mln-v-serii-a/

10 ВОПРОСОВ ОБ ICO, ТОКЕНАХ И ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ КРИПТОИНДУСТРИИ

Павел Кравченко

Кандидат технических наук, основатель Distributed Lab. Профиль в Facebook.

Что такое ICO?

ICO (Initial Coin Offering — первичное размещение монет) — это предпродажа стартапом собственной валюты (токена). По сути, это формат криптовалютного (то есть с использованием цифровых валют: биткойнов, эфириума и прочих) краудфандинга. Инвесторы приобретают за определённую цену монеты, которые обращаются только внутри проекта.

Стоимость токена напрямую зависит от количества будущих пользователей и их активности и может расти экспоненциально за счёт лимитированной эмиссии и растущего спроса.

Один из примеров — стартап Brave. Новый интернет-браузер запустил американский программист Брендан Эйх. В проекте ввели свою криптовалюту BAT (Basic Attention Token), стоимость которой оценили в эфириумах. На продажу было выставлено максимальное количество BAT — 1,5 миллиарда единиц. За 30 секунд стартап собрал 35 миллионов долларов.

— 2/11 —

Можно подробнее о токенах? Что с ними можно делать?

Токен может выполнять одну или несколько функций:

  1. 
Акция (доля) в конкретном стартапе.
  2. 
Средство учёта (количество API-вызовов, объём upload на торрентах).
  3. 
Цифровой актив (цифровое право собственности на землю, помидоры на складе и так далее).
  4. 
Способ вознаграждения майнеров (яркий пример — биткойн).
  5. 
Способ предотвращения атак (комиссии в сети Bitcoin).
  6. Валюта, средство платежа между участниками.
  7. Плата за использование системы.
— 3/11 —

Почему ICO вдруг стало таким популярным?

ICO кажется простым способом поднять деньги, не занимаясь длительными переговорами с инвесторами. Причём юридические последствия для стартапа в случае неудачи отсутствуют.

— 4/11 —

Но если есть риск всё потерять, почему же люди инвестируют в ICO?

Мне удалось выделить четыре причины (по убыванию):

  1. Желание заработать, пока идёт волна.
  2. Другие тоже в него инвестируют — почему бы и нет?
  3. Желание почувствовать себя инвестором
  4. Вера в стартап.

Многие из тех, кто на рынке или пристально наблюдает за ним, уверены, что старая модель венчурного инвестирования отмирает. Причём нередки случаи, когда инвесторы, не особо желающие вкладывать в стартап, готовы с удовольствием поучаствовать в его ICO.

Это, на мой взгляд, можно объяснить только тем, что они верят в существование достаточного количества людей, которые готовы покупать по более высокой цене.

— 5/11 —

Можно ли на ICO продать часть своих акций?

Да. Это можно сделать более-менее легально в Сингапуре и Швейцарии. Инвесторам всё равно придётся пройти идентификацию (KYC) при покупке и продаже. Но, насколько мне известно, регуляторы пока закрывают глаза на вторичный рынок.

— 6/11 —

Стоит ли это делать?

Это сложный вопрос. С одной стороны, сейчас покупают токены любого раскрученного ICO.

С другой, рост стоимости акций не может быть таким же стремительным, как рост стоимости токена (так как он обычно нужен для осуществления любого действия на платформе). Это сильно снижает привлекательность ICO для спекулянтов.

— 7/11 —

В чём заключается инновация ICO?

В будущем большинство бизнесов будут финансироваться через ICO-подобные механизмы. У этого есть несколько причин:

  1. Одновременное участие многих инвесторов позволяет определить сбалансированную цену акции (за счёт аукциона).
  2. Наличие ликвидного вторичного рынка в момент завершения продажи.
  3. Снижение требований для инвесторов (сейчас в США могут инвестировать только аккредитованные инвесторы).
  4. Снижение расходов на юридическое оформление за счёт стандартизации.
  5. Удешевление инфраструктуры для хранения, торгов и учёта акций (эфириум фактически всё это даёт бесплатно).
— 8/11 —

Какие риски несут инвесторы в ICO?

Главный риск — это потеря средств, если стартап закроется. По статистике, это происходит с 99% стартапов.

Я не думаю, что новый принцип инвестирования как-то изменит этот расклад в лучшую сторону. К сожалению, большинство стартапов рассматривает собранные на ICO средства как деньги, за которые не придётся отвечать.

Второй по значимости риск — это потеря ключей. Например, если вы хранили токен на бирже, а она была взломана, средства уже не вернуть.

И ещё один важный момент: для бизнесов, которые не являются полностью виртуальными (а это подавляющее их большинство), не существует способа гарантированно распределять прибыль между владельцами токенов.

— 9/11 —

А как бы выглядел идеальный случай?

Возьмём онлайн-игру с мультиплеером (например, Warcraft). Разработчик игры может выпустить её децентрализованную версию, при которой каждый игрок имеет у себя полную копию. Все копии объединяются в сеть.

В игре есть внутренняя валюта (золото) и множество предметов (мечи и щиты), которыми можно торговать. А также биржа, на которую можно заводить реальные деньги. Учёт золота и игровых предметов ведётся на блокчейне, который распределён между всеми игроками.

У разработчика тоже есть аккаунт в золоте. Автор игры может изначально заложить правило, что за каждую транзакцию между игроками (в золоте или предметах) нужно платить небольшую комиссию, которая аккумулируется на аккаунте разработчика. По сути, это будет прибыль виртуального предприятия.

И теперь самое главное. Разработчик может выпустить токены, которые представляют собой акции игры, и запрограммировать распределение прибыли пропорционально между владельцами токенов. Эти акции можно продать ещё до начала разработки самой игры.

Важные последствия:

  1. Компания вообще не имеет серверов.
  2. Компания может быть полностью виртуальной и не зарегистрированной ни в одной юрисдикции.
  3. Прибыль компании генерируется абсолютно прозрачно для всех игроков и инвесторов.
  4. Инвестор проекта гарантированно получает прибыль, так как её распределение уже не контролируется разработчиком.

В такие ICO и будут инвестировать большинство средств. Каждый такой проект фактически создаёт замкнутую экономику. В целом же произвольно взятый бизнес не может использовать такую же схему, потому как работает в открытой экономике.

— 10/11 —

Что же всё-таки будет дальше с ICO-индустрией?

ICO-рынок пройдёт через обязательные стадии эйфории, разочарования, регуляции и стабильного развития. Главным последствием будет то, что регуляторы ослабят требования к инвесторам и юридическим формальностям, что сильно удешевит весь процесс инвестирования.

Что касается заоблачных прибылей, то прямо сейчас количество желающих инвестировать в раскрученные проекты превышает количество этих самых проектов. Рано или поздно наступит баланс, всё встанет на свои места. Инвесторы будут снова заниматься Due Diligence (собирать объективную информацию и делать экспертную оценку проекта). А основателям стартапов придётся объяснять, как именно они собираются зарабатывать деньги и есть ли у них понимание того, что они делают.

https://lifehacker.ru/2017/07/01/ico/

 

«Не внедрять же блокчейн в добычу нефти?»

Сергей Алексашенко — о том, почему эйфория российских чиновников, вызванная новыми цифровыми технологиями, наивна


 Центр стратегических разработок Алексея Кудрина, как сообщает «Коммерсантъ», подготовил проект масштабной и амбициозной реформы — «Российская технологическая революция». Предполагается, что государственный и частный сектор вместе должны тратить на цифровую революцию едва ли не треть годового ВВП.

Раньше цифровая экономика, во многом с подачи президента Путина, стала одной из главных тем Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ). Пресса наполнилась комментариями и аналитикой — могут ли новые технологии в финансах и банковском деле вытащить Россию из стагнации? Локомотивом этой идеи считается глава Сбербанка Герман Греф. Условные либералы из правительства и вокруг него дали в целом положительные прогнозы, а некоторые статьи носили почти панегирический характер. Сегодня мы представляем вам скорее скептический взгляд независимого эксперта — Сергея Алексашенко, в прошлом заместителя министра финансов РФ и первого заместителя председателя правления Центрального банка России.

 

— Какие технологии можно назвать самыми перспективными в ряду тем, который перебирают комментаторы: распределенный электронный реестр blockchain, идентификация клиента по биометрии и грядущая смерть банковских карт, анализ «больших данных» и общий массив кредитных историй как ее частный случай, отделения без персонала?

— Упрощенно банковский бизнес состоит из двух простых операций — привлечь депозит и выдать кредит. Есть еще платежная функция и операции обмена валют. Это зафиксировано в законах, и, вообще-то, эти функции с древнейших времен не меняются. Поэтому все, о чем говорится, делает бизнес быстрее, эффективнее, надежнее и удобнее для пользователей, но это лишь технологии, не затрагивающие суть.

Мы помним времена, когда нужно было прийти в конкретную сберкассу, и только в этом месте и нигде больше тебе могли вписать что-то в сберкнижку. Потом появились банки с головным офисом в Москве и сетью отделений по стране, в любом из которых можно совершить свои операции. У банка появился инструмент, сделавший жизнь удобнее, но смысл операции неизменен.

В XIV веке, меняя венецианские дукаты на флорентийские флорины, купец делал ровно то же самое, что сегодня делаем мы, когда, не задумываясь, расплачиваемся рублевой карточкой в магазинах Франции или отелях Турции. Банк меняет валюту мгновенно за счет фантастически быстрой связи. Это давно существующие технологии. Поэтому разговоры о революционном изменении банковского бизнеса за счет привнесения новых технологий — это от лукавого.

Самим банкам они, конечно, помогут работать гораздо эффективнее. Самые неэффективные рабочие места — когда ты держишь по стране тысячу офисов, и в каждом сидят сотрудники, а туда никто не приходит. Отсюда и идеи организовать офис без менеджеров, с банкоматами, которые развиваются в сторону универсальных терминалов для совершения любых банковских операций. Но в Европе такие отделения пока не прижились: всегда возникает потребность обсудить какой-то нюанс.

Технологии простой и надежной идентификации клиента сегодня достаточно развиты, существенных изменений определение человека по лицу, отпечаткам пальцев и сканированию радужной оболочки не принесут. Можно представить людей, которым уже и карточки не нужны. Когда-то всем в голову имплантируют чипы, и люди будут разговаривать, не прибегая к «железу» в кармане. Но это разговор о далеком будущем. Сегодня же пин-код не сложнее ввести, чем сканировать глаз. Отпечатки пальцев используются в платежах через смартфоны и незаметно, так что это намного удобнее, чем ввод автоматически сгенерированного кода.

И тут мы приходим к действительно ключевому условию работы финансовой системы и вообще экономики — вопросу доверия между потребителями и продавцами.

В России каждую неделю ЦБ лишает лицензии один-два недобросовестных банка, и время от времени банкротятся крупные хорошо известные банки. Представьте, что на таком информационном фоне клиенту надо задать вопрос о судьбе своих активов, а ему предлагают пусть самый сложный, управляемый нейронными компьютерными сетями, но все-таки автоответчик. Так уж мы устроены, что в кризисной ситуации хотим не просто услышать настоящего человека, а смотреть ему в глаза. Да и в обычной работе ситуаций, которые автомат разрешить не в состоянии, очень много.

— Оцените прогноз: каждый человек имеет счет в ЦБ страны, все платежи проводятся дистанционно, платежная функция банков исчезла, они занимаются только торговлей деньгами — привлечением и размещением средств на коммерческой основе.

— Предположим, что у нас из 142 млн населения 100 млн реальных плательщиков, и у каждого по два банковских счета. Юридические лица, около 2 миллионов, даже не считаем в этой задаче. Готов ли ЦБ завести 200 миллионов счетов и оперировать с ними круглосуточно? Думаю, при сегодняшнем развитии вычислительной техники ни один центробанк в мире этого себе позволить не может. А кто будет делать платежи в валюте? Они ведь через корреспондентские счета проходят, а не через систему Центрального банка.

Но предположим, эта система создана. Что тебя как клиента мотивирует держать деньги на счетах ЦБ, а не в коммерческом банке? Они ведь там никаких доходов не приносят. Значит, сбережения все будут делать в обычных банках. И возникнет система платежей из банка в ЦБ и обратно, которая существует сегодня. Эта идея настолько же красива, насколько и бессмысленна. Движемся дальше.

Блокчейн — это система распределенных реестров однотипных операций, которые помогают, например, надежно проследить историю перехода прав собственности или любых других прав от владельца к владельцу. Есть некоторые сегменты финансового бизнеса, где эта технология очень хорошо работает. Если в таком реестре хранится информация об истории покупок всех ценных бумаг, то подделать документы по сделкам невозможно.

Но вот появились предложения: давайте внедрим эту технологию в сделки с недвижимостью. Можно это сделать, но ты же не продаешь квартиру каждые пять минут. Она не меняет собственника раз в день. Замечательно, что все это будет храниться в надежной базе данных, но таких сделок мало. Это как ракетный двигатель на «Запорожец» поставить, блокчейн гораздо больше дает возможностей, чем ты можешь их реально в этой ситуации использовать.

В криптовалютах историю каждой сотой доли условного биткойна можно проследить с момента ее эмиссии. Это гарантия, что этот биткойн существует, не подделан, и внедриться в систему ссылок невозможно. Даже если квартира продается раз в пять лет, эта технология избыточна.

Big data. По мере развития человечества мы стали производить огромное количество информации. И сравнительно недавно в силу роста мощности компьютеров и инфраструктуры IT стало возможным собирать и анализировать ее в одном месте. Можно изучать наше с тобой поведение как потребителя, например. Банк в результате может выбрать для тебя индивидуально те продукты, на которые ты клюнешь. Или, наоборот, в чем-то тебя ограничить.

Раньше таких возможностей не было. В связи с всеобщим ажиотажем поступает и большое количество некомпетентных проектов. Например, предлагают собрать обезличенно все платежи по кредитным картам в стране. Но если данные обезличены, ты не понимаешь, кто, сколько и на что тратит. И, значит, это знание ничего тебе не даст. Работа с Big data осмысленна, когда она позволяет описывать поведение каждого отдельного потребителя; с точки зрения банков, страховщиков и рекламной индустрии нужны данные конкретных плательщиков.

Совершенно понятно, как этим могут воспользоваться контролирующие до 70 % рекламы в интернете Google и Facebook. У них есть условно пара миллиардов потребителей и несколько миллионов рекламодателей. Но когда у вас в Сбербанке есть условно 20 продуктов из кредитов, депозитов, автокредита, страховки и ипотеки и 50 миллионов пользователей, большинству из которых многие из этих продуктов вообще не нужны, даст ли анализ big data аналогичный эффект? Хорошо, если даст, хотя у меня большие сомнения в этой части. Это, наверное, поможет таргетировать бизнес, делать более точные предложения, но, опять, это инструмент внутренней оптимизации, а не революция.

 

— Но в такой логике можно описывать любой процесс: это не революция, а улучшение технологии. А где граница? Когда начинается революция?

— Я считаю, что революция, например, это интернет. Он освободил нас, сделал мобильными. Раньше сотрудник был привязан к рабочему столу с телефоном. Ты заполнял платежку, приносил в банк, менеджер звонил своему контрагенту где-то в Нью-Йорке и по телефону голосом вносил запись. На том конце так же принимали и заполняли платежное поручение.

Потом пришел факс, потом телекс. Но это был все равно ручной труд. В любом банковском договоре до сих пор внизу стоит адрес, телефон, телефакс и электронная почта. И мы понимаем, что на самом деле телефоном и телефаксом никто давно не пользуется.

Банковские платежи через SWIFT — это аналог интернета, если рассматривать его как коммуникацию. Но вот сделали единый стандарт банковского поручения, операционист его набирает один раз. Исчезло огромное количество промежуточных операций, скорость стала мгновенной. Платеж делается из любой точки планеты в ту же минуту. Появление смартфонов и банковских приложений сделало нас и банки мобильными, мы сами решаем, где и когда делать платеж.

Появление криптовалют я тоже считаю революцией. Это абсолютно новый класс финансовых инструментов, по большому счету, частных денег. Частные деньги известны со Средневековья, но использовались они очень ограниченно, в основном в периоды войн и глобальных потрясений. Но теперь ситуация принципиально иная. Мы покупаем акции, и за ними стоит какая-то компания, покупаем облигации, и это чье-то долговое обязательство. А при покупке биткойна мы знаем, что за ним ничего не стоит, вся его цена опирается на взаимное доверие большого количества людей.

В силу разных причин биткойн пока не может использоваться как удобный платежный инструмент (особенно для некрупных транзакций), но многих он вполне устраивает как средство накопления. Есть утверждения, что биткойн вытеснит деньги. Но размер рынка всех криптовалют оценивается сегодня в 100 млрд долларов. А долларов на балансе ФРС США четыре триллиона. При этом мы знаем, что биткоинов больше чем 21 миллион быть не может, так устроена система. Я готов поверить, что валюта, построенная не на доверии к государствам, а общества к самому себе, станет сравнима с традиционными валютами, но лишь в очень отдаленном будущем.

Эйфория российских чиновников, что из всех проблем нашу страну вытянет блокчейн или big data, несерьезна. Ни один технологический инструмент не может поменять качество экономики. Не станем же мы внедрять блокчейн в добычу нефти.

Главное системное требование для развития цифровых новаций — развитие конкуренции на мировых площадках. Я точно знаю, что у нас есть как минимум одна компания в условиях жесткой мировой конкуренции — «Аэрофлот». Продукт у нее стандартный — перевозки между Азией, Европой и Америкой. Конкурентов очень много, приходится закупать новые самолеты, воспитывать стюардесс, улучшать сервис, в том числе цифровые услуги online.

Но таких компаний немного, даже у Сбербанка особой конкуренции нет. Решение Грефа внедрять анализ big data — волевое решение одного человека, убежденного прогрессиста. Это не вынужденная конкуренцией стратегия, она легко свернется при смене руководства.

— Есть ли в России специфические условия, которые влияют на внедрение новых цифровых технологий?

Да, это характерное для нас силовое, правильнее даже административное давление. В США неизвестны случаи, когда бы представитель санитарно-эпидемиологического надзора блокировал счета компании. Этот всем известный набор методов, применяемых в различных сочетаниях, я тоже называю технологией. Если ты предъявишь российскому суду распечатку реестра блокчейн о движении своих акций, суд вполне может принять решение о том, что они все на сто транзакций назад фальшивые. Ведь известны случаи, когда суд выносил решения, прямо противоположные показаниям записей камер видеонаблюдения или справкам сотовых операторов о месте нахождения обвиняемого, разговаривающего по телефону в момент события преступления. У нас объективные показания приборов объявляют недостоверными, это скорее даже норма.

Или взять приватизацию «Башнефти», там ведь тоже обвинения касались смены собственников, акций и т. д., для дополнительной фиксации этих записей и предлагают употребить блокчейн. Через 15 лет выяснилось, что она прошла незаконно, и Росимущество с Генпрокуратурой в голос воскликнули: «А мы не знали!» А ведь у вас и «Татнефть» точно так же приватизирована! До сих пор не знаете?

Доверие — это основной закон бизнеса. Если мы подписали контракт, мы друг другу доверяем. Если мы считаем, что кто-то его нарушил, идем в суд. Но суд может объявить показания серверов фальсифицированными. А кончится все тем, что власти потребуют, чтобы все серверы, содержащие такие транзакции, находились на территории Российской Федерации. И ключи шифрования отдать ФСБ.

Кроме того, эффективному внедрению Big data препятствует очень примитивный характер экономики, малое количество компаний и услуг.

Очень слабо развита онлайн-торговля, которая сегодня в мире является самым высокотехнологичным сектором. Обратите внимание, у нас покупатели при заказах товаров online платят наличными курьеру. В Amazon все платят карточкой, и товар тебе оставляют у двери, никому в голову не приходит его украсть. Это показатель уровней взаимного доверия в наших обществах. Поэтому сама потребительская культура, вытекающая из общего уровня культуры, тоже является препятствием на пути распространения высоких технологий. Получается, что в развитых странах они внедрятся гораздо проще, дешевле и быстрее по всей территории. А в странах СНГ благоприятную среду могут предоставить только самые крупные города, и то с существенными оговорками.

Если уровень торговли online у нас начнет приближаться к западному, то Почта России впадет в коллапс, он не готова к такой работе, когда посылку нужно доставлять потребителю в течение двух дней.

Все это развивается только по желанию участников рынка. Никто в Америке на государственном уровне не ставит задачу перевести всех клиентов всех банков на биометрические методы идентификации. Выгодно банку — сам введет. Только сначала посчитает, сколько надо нанять специалистов, оборудования и потратить на трансфер технологий.

В американских магазинах при мелких покупках ни подпись, ни пин-код у тебя не спросит, считается, что и без него обойтись можно. Значит, усложнять систему не надо пока. Некоторые банки выпускают карты, в которых пин-кода нет вообще. И живут без этого. Все индивидуально.

Я считаю, что пока основой современного этапа развития технологического рынка является внедрение интернета. В США с 2000 по 2015 годы более половины прироста производительности труда получено за счет перехода торговли в online. Переход от магазинов, знакомых нам по СССР, к торговым сетям дает очень большой выигрыш. Переход от сетей к online, когда сокращается персонал, меняется логистика и способы хранения — еще больший.

Известно, что у нас развитие федеральных торговых сетей движется очень трудно, через множество ограничений. Пока мы не пройдем этап становления не только продуктовых сетей типа «Магнит» и «Пятерочка», но охватывающих всю Россию аптечных, хозяйственных, одежных и т. д. сетей, мы не можем считаться современной страной. При переезде в любой город США американец получает ровно тот же набор сетевых магазинов и товаров, уровень услуг одинаковый по всей территории, включая медвежьи углы. Ограничения, которые накладывают наши депутаты и правительство на онлайн-торговлю, — это прямая борьба против роста производительности труда. Это все те самые технологии, о которых с надеждой пишут либеральные экономисты.

— Надо ли развивать собственные технологии, или можно закупить чужие и не волноваться?

— А интернет чей?

— Сейчас уже ничей.

— Вот именно. Электричество тоже ничье. Базовые технологии в нашем случае тоже изобретать не придется. Использование технологий, совершенствование методов — задача компаний, на них вся ответственность, в том числе и за развитие. Был у нас хороший поиск на сайте Яндекс, занимал одно время гораздо больше рынка, чем Google. И вот с некоторых пор Яндекс стал давать неадекватную оценку новостным событиям, в результате начал терять долю рынка. Просто государство вмешалось, вынудило хорошую компанию регулировать поиск новостей по своим критериям. Вот это реальный пример взаимоотношения государства и новых технологий.

— Но есть и много вполне успешных проектов правительства в цифровой экономике. Из потока комментариев вырисовывается некий образ: автократа, переизбрать которого невозможно, прогрессивные рыночники пытаются подвинуть на путь условного Ли Кван Ю, вооружив его современными инструментами и технологиями. Эти технологии помогут автократу ограничить бюрократию (пример — организация МФЦ и системы одного окна), облегчить жизнь населения, сделать мир чуть более справедливым. Это реинкарнация теории малых дел в цифровую эпоху.

— Что-то сделать, конечно, можно. А Ли Кван Ю что в первую очередь должен сделать?

— Отказаться от всех друзей и ввести сильный, независимый суд во всех сферах, за исключением политической.

— Суд в Лондоне, между прочим. А наш Ли Кван Ю суд не создает, друзей равноудалить тоже не торопится. В этой ситуации некоторые думают: если наш правитель построить судебную систему не хочет, мы и без нее как-нибудь обойдемся. Не обойдемся, ни один бизнесмен не станет рисковать серьезными деньгами, если их можно отобрать и нет судебной защиты.

У низовой бюрократии обычно нет защитников. И сеть МФЦ построить можно, сопротивления особого не будет. Но как только ты начинаешь двигаться по пирамиде вверх со своими умеренными цифровыми реформами, быстро понимаешь, что там куча интересантов и защитников прежнего устройства управления.

Цивилизация так устроена, что на больших отрезках наша жизнь всегда становится лучше. В 2017 году мы живем лучше, чем в 2004-м. И в СССР в 1988-м точно жили лучше, чем в 1938-м. Испания при Франко тоже развивалась, не спеша увеличивался ВВП, уровень жизни, появлялась новая техника и услуги. Это можно сказать о любой диктатуре и демократии. Только автократия всегда отстает, проигрывает в темпах, ее судьба — глубокая отсталость.

О технологической революции на правительственных совещаниях в США не особо рассуждают, она сама идет как набор частных решений. Россия же, где считается, что из-под палки все инновации будут немедленно внедрены в экономику, пока не просто отстает, но это отставание стремительно нарастает. Развитие и внедрение технологий идет не по линейному графику, по экспоненте.

Вчера казалось, что наша страна была на плоском участке графика, где легко строить планы, как догонять лидеров. Но уже начался участок, где кривая внедрений идет вверх. Становится понятно, что можем уже и не догнать. Если кто-то считает, что сегодня мы находимся в той точке, которую Америка прошла 7 лет назад, и за счет ускорения и использования чужого опыта мы пройдем этот путь, скажем, за пять лет и сократим отставание, то это ошибка. Американская экономика стремительно уходит в отрыв, и пока российское правительство будет готовить программы государственного внедрения новых технологий, раздавать задания Минсвязи и прочим ведомствам, а потом оценивать их, этот разрыв может стать непреодолимым.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/06/30/72973-ne-vnedryat-zhe-blokcheyn-v-dobychu-nefti

Популярные и дорогие: гид по криптовалютам

 Топ-10 криптовалют по объёму рыночной капитализации.

1. Bitcoin (BTC)

Среднерыночный курс — около 2 600 долларов.
Рыночная капитализация (стоимость всех существующих биткойнов) — 41,8 миллиарда долларов.

Это то, с чего, по сути, начался бум криптовалют. Сеть биткойнов (bit — единица информации, coin — монета) была запущена в январе 2009 года, когда Сатоши Накамото (Satoshi Nakamoto — псевдоним одного или нескольких программистов) опубликовал код программы-клиента для новой децентрализованной платёжной системы.

Максимальное количество монет в системе Bitcoin — 21 миллион. В настоящий момент добыто более 16,4 миллиона биткойнов. По прогнозам, эмиссия новых монет завершится к 2140 году.

До августа 2010 года биткойн не стоил практически ничего. Затем его цена начала расти: с 0,06 до почти 3 000 долларов. Сегодня это самая дорогая и труднодобываемая криптовалюта.

В мае 2010 года произошёл первый обмен биткойнов на товар: за 10 тысяч единиц этой криптовалюты были проданы две пиццы.

В конце июня 2017 года один из московских ресторанов стал первым российским заведением, принявшим оплату биткойнами.

2. Ethereum (ETH)

Среднерыночный курс — около 300 долларов.
Рыночная капитализация — более 28,6 миллиарда долларов.

Эфириум (или эфир) был предложен основателем журнала Bitcoin Magazine, канадцем русского происхождения Виталиком Бутериным в конце 2013 года.

Это открытая программная платформа, основанная, как и Bitcoin, на технологии блокчейна (цепи, содержащей все транзакции). С её помощью разработчики получают инструменты для создания разнообразных децентрализованных приложений без посредников. Примеры можно увидеть здесь.

В их основе лежат так называемые умные контракты: приложения работают в строгом соответствии с изначально заложенными правилами и алгоритмами.

Эта криптовалюта сегодня является одной из самых популярных у майнеров.

3. Ripple (XRP)

Среднерыночный курс — 0,278 доллара.
Рыночная капитализация — около 10,5 миллиарда долларов.

Ripple — это криптовалюта и распределённая система платежей с открытым исходным кодом. Её запустили в 2012 году для обеспечения мгновенных, безопасных и практически бесплатных (с мизерной комиссией, которая уничтожается) финансовых операций любого объёма.

По своей сути XRP похожа на биткойн: эта криптовалюта основана на математических формулах, она децентрализована, каждый кошелёк системы содержит историю всех транзакций.

Но есть и отличия. Традиционный блокчейн, как в случае с биткойном, Ripple не использует. Майнить эту валюту невозможно: все монеты уже созданы. Их можно купить в обменниках или на биржах.

XRP признана рядом крупных банков. В эту криптовалюту инвестировали средства некоторые венчурные фонды.

4. Litecoin (LTC)

Среднерыночный курс — около 40 долларов.
Рыночная капитализация — более 2 миллиардов долларов.

Litecoin — криптовалюта, созданная бывшим сотрудником Google Чарли Ли (Charlie Lee) в октябре 2011 года в качестве «эволюционировавшего» биткойна и на основании его открытого кода.

Максимальное количество Litecoin, которое можно добыть, — 84 миллиона (сейчас существует более 51,7 миллиона единиц). Алгоритм майнинга этой криптовалюты аналогичен биткойновскому. Однако блоки, за которые выплачивается награда, в Litecoin формируются в четыре раза быстрее.

5. Ethereum Classic (ETC)

Среднерыночный курс — около 18 долларов.
Рыночная капитализация — около 1,8 миллиарда долларов.

Ethereum Classic — младший брат эфира. Эта криптовалюта имеет все те же возможности, включая функции умных контрактов. Создали её летом 2016 года в результате хард-форка (жёсткого изменения правил в протоколе функционирования) сети Ethereum.

Поводом для этого послужила хакерская атака на The DAO — децентрализованный фонд венчурного капитала, созданный для проектов, связанных с криптовалютой. За 28 дней через краудфандинг The DAO собрал много эфира — на 168 миллионов долларов. Но в умном контракте обнаружилась уязвимость. Нашедший её хакер сумел вывести около 3,6 миллиона эфира (на тот момент примерно 50 миллионов долларов).

Чтобы вернуть украденное, было принято решение сделать хард-форк блокчейна эфириума, в результате чего образовалась новая цепь блоков транзакций.

6. NEM (XEM)

Среднерыночный курс — 0,17 доллара.
Рыночная капитализация — 1,55 миллиарда долларов.

NEM (New Economy Movement) разработана в Японии на собственном открытом коде и при поддержке оператора крупнейшей японской криптовалютной биржи ZAIF. NEM — это криптовалюта и технологическая платформа.

Особенность NEM — использование алгоритма POI (Proof of Importance). Определение пользователя, который займётся генерацией следующего блока, зависит не только от его доли (как в случае с другими криптовалютами), но ещё и от активности — количества совершённых транзакций. Таким образом разработчики препятствуют накопительству и стимулируют использование NEM в качестве валюты.

Процесс добычи — создания блоков — называется харвестинг (от harvesting — сбор урожая). Разработчики установили минимальный размер кошелька для сборщиков — 10 000 XEM.

 

Количество монет XEM ограничено и составляет 9 миллиардов. Проводить дополнительную эмиссию разработчики не планируют.

7. Dash (DASH)

Среднерыночный курс — около 180 долларов.
Рыночная капитализация — более 1,3 миллиарда долларов.

На момент запуска (январь 2014 года) эта криптовалюта называлась Xcoin, а чуть позднее — Darkcoin.

Dash — это криптовалюта, а также децентрализованная международная платёжная система с открытым исходным кодом.

Её особенность — возможность совершения анонимных транзакций, которая обеспечивается механизмом под названием DarkSend. Также в Dash имеется децентрализованное управление. Решение о каких-либо изменениях в работе сети принимают все её участники: они могут вынести любой вопрос на голосование за небольшую плату.

В июне 2018 года разработчики намерены запустить Dash Evolution — децентрализованную платформу для криптовалютных платежей с минимальными комиссиями для продавцов и нулевыми — для клиентов.

8. IOTA (MIOTA)

Среднерыночный курс — 0,38 доллара.
Рыночная капитализация — более 1 миллиарда долларов.

Это отличный от других криптовалют новый проект: создание обменной сети для интернета вещей (Internet of Things — вычислительная сеть физических предметов со встроенными технологиями). На биржах IOTA появилась несколько недель назад.

Основа криптовалюты — не традиционный блокчейн (в данном случае блоков как таковых нет), а технология Tangle, позволяющая совершать сделки без платежей.

Особенность криптовалюты такова, что пользователь не может осуществить транзакцию без проверки двух предыдущих. Тем самым он способствует увеличению безопасности сети.

Ставка в этой схеме делается на проведение микро- и даже нанотранзакций без каких-либо комиссий (которые, как известно, могут быть больше, чем сам перевод). Стимул в данном случае — само использование сети: чем чаще пользователь это делает, тем больше происходит проверок и, соответственно, выше её эффективность.

Заявлено, что IBM и Qualcomm Inc. активно изучают и тестируют решения на основе IOTA.

9. BitShares (BTS)

Среднерыночный курс — 0,27 доллара.
Рыночная капитализация — 708 миллионов долларов.

BitShares — это электронная торговая криптоплатформа, децентрализованный рынок криптовалют, основанный на технологии блокчейна. BTS является встроенным платёжным инструментом этой платформы.

Работа сети основана на доказательстве ставки, а не транзакции, как в случае с биткойном. За процессы, происходящие на BitShares, отвечает алгоритм для запуска децентрализованных автономных компаний (DAC — Decentralized Autonomous Companies).

Особенность платформы — отсутствие обычных для таких торговых площадок рисков: краж, блокировок средств на счёте, закрытия площадки и так далее.

10. Monero (XMR)

Среднерыночный курс — 47,7 доллара.
Рыночная капитализация — 701,5 миллиона долларов.

Это криптовалюта с открытым исходным кодом, особенность которой — анонимные денежные транзакции. Monero работает на основе алгоритма CryptoNote, использующего базу транзакций в виде блокчейна.

Перспективные криптовалюты

Перечисленные ниже криптовалюты являются одними из самых дорогих на рынке.

Zcash (ZEC)

Среднерыночный курс — 342 доллара.
Рыночная капитализация — 532 тысячи долларов.

Особенность этой криптовалюты — конфиденциальность и выборочная прозрачность транзакций. Информация о платежах публикуется в общедоступной цепочке блоков. Однако в Zcash используется протокол доказательства с нулевым разглашением: отправитель, получатель и сумма транзакции остаются скрытыми.

Разработчики считают, что это усовершенствованный блокчейн.

Byteball (GBYTE)

Среднерыночный курс — 816 долларов.
Рыночная капитализация — 208,4 миллиона долларов.

Byteball называют криптовалютой нового поколения. В ней нет привычного блокчейна, она работает на основе DAG (каждая новая транзакция ссылается на предыдущие «родительские» переводы, образуя своеобразное «дерево»). В Byteball нет майнинга: транзакции подтверждаются доверенными пользователями.

Разработчик — Антон Чурюмов — использовал необычный способ распространения криптовалюты: он раздавал её бесплатно всем владельцам биткойнов, которые подтвердили свой кошелёк в сети Byteball.

Gnosis (GNO)

Среднерыночный курс — 217 долларов.
Рыночная капитализация — 240,5 миллиона долларов.

Gnosis — децентрализованная платформа, построенная на базе эфириума для создания рынков предсказания, моделирования предстоящих событий.

Главная идея — увеличение ценности за счёт активности пользователей: чем больше на платформе проектов, тем больше польза.

https://lifehacker.ru/2017/06/30/cryptocurrency/

< 1 2 3 4 5 >

Published on  July 1st, 2017